Моя корзина
Товаров177шт.
На сумму6156787руб
просмотреть содержимое


Фехтование

06.07.2014

«Фехтование есть искусство наносить удары, не получая их. Необходимость тронуть противника, избегая его ударов, делает искусство фехтования чрезвычайно сложным и трудным, ибо к глазу, который видит и предупреждает, к рассудку, который обсуждает и решает, к руке, которая выполняет, необходимо прибавить точность и быстроту, чтобы дать надлежащую жизнь оружию». Жан-Батист Мольер

 

Это интервью мне дал председатель областной федерации по фехтованию Борис Карпович Александров. Интервью на первый взгляд необычное – ни одного вопроса. Как бывший учитель я скажу так – наводящие вопросы нужны двоечникам. А Борис Карпович – человек умный (кстати, он считает, что умный человек и фехтовальщик – это одно и то же). Итак, я задал ему тему – «Что такое фехтование?» и раскрыл он ее на отлично.

К нам зачастую приходят под впечатлением фильмов о мушкетерах или рассказов уже занимающегося товарища. Никогда у меня не было воспитанника, который пришел для того, чтобы научиться владеть оружием и кому-то отомстить. Быть может это специфика фехтования, но у нас сильный никогда не будет бить слабого. А вот во многих других видах спорта таких джентльменов нет.

Я не буду унижать другие виды спорта. Но можно ли сравнить фехтование – этот интеллигентнейший вид спорта, даже с борьбой. Взять хотя бы гигиенический аспект: противник потный, воняет – что, будешь проверять его? А тут фехтовальщик весь в белом. Это очень важно: белые перчатки, белые туфли, все белое. Это как символ благородства, символ чистоты, внешней и внутренней. Если во время поединка вырвал у кого-то шпагу – возьми, подними, отдай.

Фехтование иногда называют «шахматами с мускулами». Бой фехтовальщиков действительно можно сравнить с блицтурниром шахматистов, где решения принимаются в доли секунды, а малейшая ошибка может обернуться мгновенным поражением. Кстати, Энгельс три раза в неделю посещал уроки фехтования. Он не ходил на борьбу, он знал: фехтование – это развитие ума и благородная осанка.

Раньше фехтование было так же необходимо, как чтение и математика. Если бы от меня что-то зависело, я бы в обязательном порядке ввел бы в школе два предмета: фехтование и шахматы.

Фехтование – не очень прибыльный вид спорта. Ну разве можно сравнить футбол и фехтование. Футболист в миллион раз получает больше. Почему? Футбол больше привлекает зрителей. Ведь это такая простая игра, что все всё понимают. Любой рабочий знает – футболист должен забить гол в ворота противника. А у нас? Тут только профессионал сможет понять, какая была фраза, тактическая правота (термины, определяющие действия фехтовальщиков во время боя. Прим Б. М.), кто начал атаку.

Когда люди смотрят фильмы, они прекрасно разбираются в поединке. Но там постановочное фехтование, сценическое. Со спортивным фехтованием оно не пересекается. Насмотревшись различных версий «Трех мушкетеров» меня, зачатую, спрашивают: «А ты смог бы победить д‘Артаньяна?». В таких случаях я отвечаю так: «Паганини был величайший скрипач эпохи, но сейчас его вещи любой консерваторщик  второго курса играет ничуть не хуже. Вдобавок у меня постоянные тренировки. У мушкетеров же были между тренировками большие пропуски: то командировка в Англию, то еще куда-нибудь».

Представьте себе, что вас постоянно бьют в челюсть, пусть даже слегка, на тренировках – я имею в виду бокс. Или у вас, как у профессионального борца, покореженные уши. Мы же прежде всего хотим видеть здорового человека. В здоровом теле – здоровый дух, говаривали еще римляне. Внешне, по телосложению, можно сразу определить штангистов, гимнастов, пловцов, а вот фехтовальщика нет, настолько у него гармоничная фигура.

Можно найти какого-нибудь самородка, физически крепкого. Проходит совсем немного времени, и он показывает результаты, становится знаменитым борцом или боксером или штангистом. У нас не так. Здесь тренер как садовник – посадил и потихонечку расти, расти его, со всех сторон расти, чтобы он стал большим спортсменом. Пришли дети – ничего не знают, а прошло несколько лет – и они так хорошо владеют оружием. Это твоя заслуга, ты видишь плоды своего труда.

В 90-х годах я работал в 37 школе. Ребята подобрались хорошие, умные, появились чемпионы города. И раз пришел такой крутой родитель, не с нашей школы: «Сынок хочет заниматься фехтованием». Посмотрел я парнишку – подходит.

-         А сколько занятия стоят?

-         Бесплатно.

-         Сынок, это не секция.

Сейчас мы сдаем свои позиции. Многие тренеры уезжают за границу. Там платят. Наш тренер Виктор Хашимов, воспитавший 5-ти кратную чемпионку России, сейчас в Гватемале. Раскрутить глобус, ткнуть наугад – и непременно в этой стране будут наши тренера. Благодаря им, в последнее десятилетие вдруг резко «зафехтовали» страны, о которых в этом виде спорта никто совсем недавно и не слышал: Китай, Корея.

Фехтование – это единственный вид спорта, где говорят на французском языке. Во всех остальных видах спорта на английском. Даже в соревнованиях по восточным единоборствам к судье обращаются «сэр» и дальше по алфавиту.

 В фехтовании используются три вида оружия: рапира, сабля и шпага. Когда-то рапира использовалась только для тренировок. Для более точной фиксации уколов рапиристы сражаются в электрокуртках, хотя правильнее было бы их назвать электрожилетками. Засчитывается касание только этой куртки. У саблистов засчитываются удары, наносимые выше пояса, как это было когда-то в конных сражениях. Шпага - дуэльное оружие с обоюдоострым лезвием. Ею можно наносить удары в любую часть тела.

На соревнования спортсмен берет несколько рапир из-за их ненадежности. С одной его даже не допустят. А ненадежны они из-за того, что электрифицированы. То наконечник вылетит, то провод порвется. На внутрироссийских соревнованиях невысокого уровня пользуются дешевыми украинскими рапирами. А вот для серьезных приобретаются рапиры в Европе по 4 000 рублей за штучку. Одному спортсмену надо, как минимум, три рапиры. А еще маску, электрокуртку, шнуры, спецтапочки…

Чтобы одеть одного спортсмена на международных соревнованиях, надо 6000$. Костюм стоит 2000$, а белые спецтапочки 500.

Для того, чтобы защитить себя на улице, фехтовальщику оружие не обязательно. Ведь рапира – это только продолжение руки. Наша защита – это те же блоки. Любой мальчишка, который владеет хотя бы одной защитой, вполне себя защитит. Тут все срабатывает автоматически. Он может ударить врага в горло, глаз, сразу отключить.

Однажды на отдыхе, спортсмены из разных видов спорта решили сыграть в футбол. А в футболе бывают разные ситуации, и вот случайно олимпийский чемпион по фехтованию, ныне тренер сборной России Ильгар Мамедов ударил по ноге чемпиона по карате, причем не просто чемпиона, а свежеиспеченного. Тот в драку, но успел только замахнуться. Я гляжу – лежит без сознания. «Ильгар, что ты с ним сделал?» – «Батман, удар». (Батман – короткий «сухой» удар оружием по клинку противника).

В фехтовании не обязательно иметь какие-то особые физические данные. Здесь подразделяют только по возрасту. Вес и рост не учитывается. Да и при работе рапирой и саблей рост не имеет значения. Я знаю много чемпионов мира – рапиристов ростом 165-170. 5-ти кратный чемпион Виктор Кровопусков имеет рост 170. А вот в шпажисты подбирают высоких, чтобы они могли контратаковать. У нас здесь работал Петр Дубинский, так он к себе зазывал неперспективных «уралочек» и через месяц они становились мастерами спорта по шпаге.

На международных соревнованиях нашим спортсменам приходится туго. Не из-за соперников – из-за судей. Несмотря на электрифицированые рапиры, есть еще много поводов для субъективизма. Сравните две фразы: «защита» и «попытка защиты». Что именно было, решает только судья. Если известный фехтовальщик сошелся в поединке с претендентом, то любое сомнение будет трактоваться в пользу знаменитости. Фехтовальщики говорят так: «Пять лет работаешь на судей, а потом они на тебя». А вот на внутрироссийских соревнованиях все чисто.

Чтобы брать медали за рубежом, нашим спортсменам приходится быть на голову сильнее и побеждать не по очкам, а как говорят в борьбе, болевым приемом.

А воля к победе у наших спортсменов и раньше была и сейчас есть. Мне запомнился случай еще из времен Советского Союза. Шла Спартакиада народов СССР – этакие Олимпийские игры советских масштабов (превосходящие настоящие по числу видов спорта и количеству участников). Один из команды фехтовальщиков сломал ребро. Лечь в больницу? Но это значит потерять 4 года. Да и команду подведешь. И скрыв от  всех перелом, иначе бы его не допустили врачи, он принял участие и выиграл!

А знаете ли вы, что знаменитый Юлий Гусман в молодости, когда еще учился в меде, был саблистом. И я с ним однажды фехтовал. Сабля, в отличие от рапиры и шпаги, очень мягкая и гибкая. И вот я поднырнул, сблизившись с ним вплотную, а потом через плечо, взахлест, как щелкну по тому месту, где спина теряет название. Юлий дня четыре меня вспоминал, а потом опять смог сидеть.

Щелкнул я его по дружески. Мы все-таки приятелями были. В свое время он поставил фильм «Не бойся, я с тобой». Там были борцы. Юлий обещал еще один фильм сделать, где были бы фехтовальщики, и лично мне роль обещал, но затянул, а потом наступил конец восьмидесятых и  бакинские события.

Уже будучи депутатом Госдумы Гусман приезжал в Свердловск. Я выяснил, в какой гостинице он остановился, позвонил туда, попросил: «Если покажется Юлий Соломонович, пусть позвонит Боре Александрову. Мы с ним большие друзья, хочу его видеть». Но звонка от него так и не было».

Оплата
Оплатите выбранный товар удобным для Вас способом.
Оплатаподробности